Наверх

Тимирязев К. А. «Лютер Бербанк»

Тимирязев К. А. «Лютер Бербанк». Сочинения, т. VI, Сельхозгиз, 1939.

«Гранат», том 7. стр. 168—171. Ред.

Известный американский селекционист, доведший искусство отбора культурных растений (садовых, огородных и полевых) до буквального созидания совершенно новых растительных форм. Полученные им результаты превосходят все, что до сих пор удавалось осуществить в этом направлении, и одинаково важны как в практическом, так и в научно-теоретическом отношении. В этом последнем смысле они особенно важны, так как положили предел той смуте, которая была вызвана попыткой Де-Фриза подорвать значение отбора преувеличенным значением, которое он старался придать явлениям так называемой мутации. Биография Бербанка сама представляет типический пример жизненной борьбы американского selfmade man (Человек, обязанный всем самому себе, сам прокладывающий себе дорогу. Ред.).

Лютер Бербанк 1847—1926

Родился он в 1847 г. в г. Ланкастере, близ Бостона. В детстве получил довольно тщательное воспитание, от отца (шотландца) получил любовь к чтению, от матери (англичанки) эстетическое развитие, особенно любовь к цветам. В числе друзей семьи были Эмерсон и Агассис. С окончанием школьных годов началась тяжелая трудовая жизнь заурядного рабочего. Зарабатывая на фабрике ровно столько, сколько едва хватало на прокормление в течение шести рабочих дней, он стал задумываться, как обеспечить себе прокормление и на седьмой, и в результате придумал усовершенствование той машины, к которой был приставлен; увеличив ее производительность, он увеличил и свой заработок. Ему уже прочили завидную будущность изобретателя, но его влекло совсем в другую сторону — к живой природе. Он сделался мелким огородником. На первых же порах он вывел новый усовершенствованный сорт картофеля, получивший его имя я впоследствии, по примерной оценке, обогативший страну миллионов на двадцать долларов. Но сам Бербанк еще был далек от материального благосостояния, да и никогда не гонялся он за барышами: в виду у него была более высокая цель — благо всего человечества. Расстроенное здоровье, а главное — желание осуществить намеченные опыты в более благоприятной обстановке заставили его покинуть родину и переселиться в благодатный климат Калифорнии. Но здесь, на первых порах, в поисках заработка, двадцатилетний молодой человек дошел до предела нищеты. Порою ему приходилось ночевать в клетке с теми курами, которых он нанялся сторожить, а после серьезной болезни, совершенно его истощившей, он выходился только благодаря одной нищей старушке, делившей с ним свою дневную кружку молока. Мало-помалу, благодаря железной воле и ясно определенной цели, он оказался снова владельцем небольшого участка земли и, наконец, мог всецело предаться осуществлению своей заветней мечты — созиданию новых растительных форм, предназначенных для увеличения благосостояния всего человечества. Только с 1893 г. он мог уже прекратить обычные торговые операции и сосредоточиться на селекционизме. Его имя, а также название его ферм (Санта Роза и Севастополь, на реке Русской) стали известны не только в округе, но и во всей стране и даже за океаном. Успех был достигнут, однако, не без борьбы. Выступали против него псевдоученые, заявлявшие, что его приемы недостаточно обоснованы; нашелся даже проповедник, который с церковной кафедры громил его опыты, доказывая, что «он идет наперекор воле божией. Если бы такие новые формы были нужны, то творец сам позаботился бы об их создании». Все, что им достигнуто, сделано за собственный счет и риск, и только в 1905 г. институт Карнеги, оценив все теоретическое и практическое значение трудов Бербанка, пришел к нему на помощь, предложив 100 000 долларов (по 10 000 в год) главным образом для организации сложной записи его опытов, т. е. полной родословной многих тысяч выводимых им форм. Здесь, конечно, не место перечислять все «создания» изумительного искусства Бербанка. На первом месте следует поставить его гибрид кактуса без колючек, служащий одновременно и превосходным кормовым растением и фруктовым, уже конкурирующим с апельсинами. По соображениям Бербанка, широкое распространение этого нового растения, нетребовательного ни в отношении почвы, ни в отношении климата, могло бы со временем обеспечить удвоенное население на всем земном шаре. Помесь двух видов грецкого ореха дала ему изумительную породу, достигающую полного роста и спелости в четырнадцатилетнем возрасте. — чем дается возможность быстрого облесения драгоценной древесной породой обширных лесных площадей, истребленных современным хищническим хозяйством. В области садоводства и плодоводства им созданы: сливы без косточек, помесь сливы и персика; феноменальная ягода (помесь ежевики и малины, длиною в три дюйма), айва с ароматом ананаса, георгины с запахом магнолии, амариллисы с цветами до фута в поперечнике, лилии о двух лепестках и т. д.

Основным приемом усовершенствования, по заявлению самого Бербанка, ему служит отбор, как он изложен у Дарвина, иногда предшествуемый скрещиванием, для сочетания свойств двух пород, а еще чаще, как средство расшатать старые формы, вызвать в них усиленную изменчивость, дающую более богатый материал для отбора. Главная особенность работ Бербанка заключалась в применении приема отбора с такой строгостью, с какой ока до него едва ли применялась, — со строгостью, почти приближавшейся к естественному отбору. Нередко он истребляет сотни тысяч экземпляров, сохраняя один образцовый. С научной точки зрения деятельность Бербанка важна в том отношении, что он доказал несостоятельность учения Де-Фриза о так называемых мутациях. Побывав у Бербанка, Де-Фриз должен был фактически отказаться от своих воззрений, признав, что когда отбор производится в таких размерах, как у Бербанка, он включает в себя и явления мутации, не представляющие коренного отличия от других форм изменчивости.

См. Гарвуд, «Обновленная земля». Сокращенное изложение К. Тимирязева, Глава VIII. Лютер Бербанк (В настоящем издании см. том X. Ред.). Москва, 1908.

Гарвуд, «Созидание новых растительных форм» (Лютер Бербанк). Перевод Рыкачевой. Петербург (1909).

Н. De-Vries, «Pflanzenzüchtung» (1908).

Hosted by uCoz